Голосование
Лучший гол сезона?
 1 Михаил Бабичев (Славия - Витебск)
 2 Виталий Мараховский (Витебск - Шахтёр)
 3 Артём Соловей (Витебск - Слуцк)
 4 Роман Волков (Нафтан - Витебск)
 5 Артём Соловей (Торпедо-БелАЗ - Витебск)
 6 Артём Соловей (Гранит - Витебск)
 7 Артём Соловей (Витебск - БАТЭ)
Дни рождения в марте
Чернухин Евгений Юрьевич (2.3.1984)
(тренер)

Иванов Никита (10.3.1998)

Печенин Кирилл (18.3.1997)

Платные услуги
ФК "Витебск" оказывает населению и организациям платные услуги
Конкурс "Тотализатор"
Лидеры конкурса
ЛогинОчки
1.sherba78338
2.ЯРИК296
3.MadneSS293
4.Крик284
5.fan279
Подробнее
SMS-рассылка
Турнирная таблица
Хочешь первым узнать о том как сыграл наш клуб? Используй новый сервис для болельщиков ФК "Витебск". Получай БЕСПЛАТНО sms с результатами игр ФК "Витебск"!
Новости ФК Витебск

16.03.2015

Интервью директора клуба Николая Ивановича Вайтюховского интернет-ресурсу Tribuna.Com

«На спонсоров мы молимся». Что значит быть директором в белфутболе

Руководитель «Витебска» Николай Иванович Вайтюховский рассказывает, как убедить спонсоров раскошелиться, несмотря на кризис.

– В каком состоянии «Витебск» возвращается в высшую лигу?

– В нормальном. С составом и тренерским штабом определились. Осталось довести финансовые дела и все будет хорошо. Сложность в том, что учредителем клуба выступает Витебский горисполком. Например, если у клуба есть титульный спонсор, он выделяет определенную сумму в течение года и все в порядке. А у нас такого предприятия нет. Для наполнения бюджета нужно заключать спонсорские контракты. В прошлом году их было 65. В этом, возможно, будет больше. Заключить столько договоров сложно чисто физически. Добавляются юридические особенности предприятий, согласования в головных организациях. Это очень трудоемкий и длительный процесс. В общем, к маю должна вырисоваться полная финансовая картина.

– А до этого – неопределенность?

– Ну, не совсем. Возможности очерчены. Остается ежедневно работать в этом направлении.

– Кто ищет предприятия и ведет переговоры?

– А вы как думаете? Если к директору фирмы придет условный администратор, он с ним даже разговаривать не станет. В большей степени этим занимаюсь я. Но все было бы еще сложнее или практически невозможно, если бы не было поддержки горисполкома. Понятно, что руководство города не может заставить заключить контракт, но всячески этому способствует и немного готовит директоров предприятий к моему приходу.

– Вам приходится записываться на прием или как-то по-другому уславливаетесь о переговорах?

– Все зависит от организации. Если предприятие серьезное, то записываюсь. А если попроще – иногда хватает телефонного звонка, в ходе которого договариваемся о времени моего приезда. Я до работы директором клуба был начальником городского отдела МЧС Витебска и многих руководителей знаю лично. Это здорово помогает. Общаться с человеком, которого знаешь, намного проще.

– Сколько требуется встреч, чтобы окончательно договориться?

– По-разному. С кем-то достаточно одной, а иногда приходится по 5-10 раз встречаться. Понятное дело, я готовлюсь к беседе. Читаю о предприятии, о его успехах. Чтобы быть в теме и поддерживать разговор. Но больше мне приходится рассказывать о проблемах клуба и пояснять, для чего нужны деньги. Часто заходят разговоры о баснословных зарплатах футболистов. Объясняю, что в «Витебске» есть определенные рамки. И все приемлемо. Средняя зарплата в этом сезоне будет в районе 15-17 миллионов рублей.

Есть директоры, которые отказывается сразу. Мол, готовы помогать чему угодно, но не футболу. В таких случаях прощаюсь и ухожу. Жаловаться в администрацию? А зачем? Силой же не заставишь. Конечно, когда видно, что человек не категоричен, то стоит прийти еще раз или через кого-то другого убедить. Но если отказ однозначный, зачем?

На встрече главное получить договоренность, что предприятие поможет. Потом передаю образцы наших договоров для изучения юристам. И дальше начинаются переговоры: кто-то просит убрать отдельные пункты, кто-то переписать в другой редакции, кто-то добавляет. Обычно все решается очень быстро, но иногда переговоры могут идти месяцами.

– Как убеждаете директоров предприятий дать вам деньги?

– В начале прошлого года, когда впервые столкнулся с такой необходимостью, проштудировал соответствующие нормативные документы. И сейчас свободно в них ориентируюсь. Знаю, что ответить на возникающие вопросы. Рассказываю, что потенциальный спонсор получит в результате сотрудничества. В основном два железных аргумента. Или деньги ложатся на затраты и уменьшают предприятию налогооблагаемую базу, или местные органы власти предоставляют льготы по налогу на недвижимость.

– Упрашивать приходится?

– А по-другому никак. К нам в офис никто не ломится с криками: «Давайте, я дам вам денег!»

– Вспомните самые короткие переговоры.

– Такие в основном случаются с предприятиями, которые являются нашими постоянными спонсорами или когда есть личное знакомство. Я хорошо знал одного руководителя и в прошлом году приехал к нему на прием. «О, а что, ты уже там?» – «Да, так вышло, что теперь в футболе. Поможете, как в прошлом году?» – «Конечно». Все. Для сравнения с одним предприятием как-то общались полгода. Директор сперва согласился. Потом отказался, сославшись на сложности, и попросил вопрос отложить. И так несколько раз. Но в итоге договор подписали.

– Идете на переговоры с конкретной суммой, которую хотите получить от предприятия?

– Держу ее в уме, но все зависит от уровня потенциального спонсора. Если там работают 20 человек, то возможности более-менее понятны и о большой сумме мечтать нет смысла. А если иду на большое предприятие, то все совершенно иначе. Но все-таки прямой зависимости между суммой помощи и количеством сотрудников нет. Это больше зависит от экономического состояния и от любви руководителя к футболу.

– Сколько из предприятий, помогающих клубу, делают это не первый год?

– Около 35.

– Можно ли в подобных вопросах рассчитывать на помощь со стороны АБФФ?

– Лично я с таким не сталкивался.

***

– В 2013 году у «Витебска» были долги по зарплате перед игроками в 470 миллионов. Как сейчас?

– Сейчас имеем небольшой долг перед агентом Валерием Исаевым за переход в «Витебск» Вадима Курловича из БАТЭ. Он тогда оказывал содействие. И из-за невыплаты клубу запретили регистрировать новых футболистов. Долг очень давний. Я когда пришел, вообще ничего о нем не знал. Мы были должны и саму сумму, и проценты по ней. После выплаты основной части обратились к Валерию и АБФФ с просьбой разрешить регистрировать игроков и дать отсрочку на месяц для окончательных расчетов. Нам пошли навстречу.

Легко ли общаться с игроками и агентами, которым должны?

– Я же нормальный человек – конечно, трудно. Я оказался в «Витебске», когда в клубе уже была критическая ситуация и от меня мало что зависело. Маховик был запущен. Других вариантов, кроме как искать деньги и выплачивать задолженности, не было. Но я все равно не знал, как себя вести. Чувствовал себя так, будто взял взаймы у соседа много денег до зарплаты, но не отдал и через месяц, и теперь не хочется попадаться лишний раз на глаза.

Намного приятнее говорить людям, что они получат премию или зарплату, а не сообщать, что долги сегодня не отдадут, и ближайший срок, когда это может случиться, через три месяца. Но я не прячусь от людей, всегда стараюсь объяснить ситуацию.

– Кто-то может помочь внепланово погасить долги?

– В основном, долг появляется, если произошли какие-то перемены в экономике или подводит спонсор. С первым почти ничего сделать невозможно. А со вторым «Витебску» попроще. К примеру, в апреле оказать помощь планировали фирмы «А» и «Б». Но у них не вышло. Тогда связываюсь с предприятиями «В» и «Г», чтобы они перечислили свои суммы пораньше. Приходить на фирму «А» и требовать денег нет смысла. Мы можем только просить.

– А как же ненадлежащее исполнение обязательств?

– Зачем ругаться со спонсорами? Это несерьезно. Мы на них молимся, а подобный шаг приведет к тому, что на следующий год придется искать кого-то другого.

– Брестское «Динамо», чтобы рассчитаться с долгами, берет кредит в банке. «Витебск» так делал когда-нибудь?

– Мы прорабатывали такой вариант в 2013-м, но посчитали, что последующая выплата ссуды с процентами – не выход. Долги будут нарастать как снежный ком. И не стали этого делать, а потихонечку гасили задолженности. И, считаю, поступили правильно. Да и спонсор больше заинтересован дать деньги на развитие клуба, чем на погашение долгов годичной давности. Морального удовлетворения такие вложения средств не доставляют.

– Футболисты обвиняли вас в том, что вы лично должны им зарплаты?

– Пока такого не было, но я же недолго работаю. От этого, наверное, никто не застрахован. В прошлом году зарплаты у нас были маленькие, и случаев задержки не было. Поэтому грех было ругаться. Но, вообще, для меня подобное поведение странно. В большинстве случаев директор – такой же наемный работник, как и футболисты. И что-то от него требовать не имеет смысла. Конечно, претензии обоснованы, когда в клубе есть деньги, но они вместо погашения долгов используются для других целей. Но когда средств нет...

– Но ведь директор называл сумму в контракте.

– Понятно, что он виноват, раз не смог верно все рассчитать. Но и директор не может отвечать за экономическую составляющую предприятия, с которым была серьезная договоренность, но которое ее потом не выполнило.

– Вам приходилось упрашивать футболистов писать гарантийные письма?

– Мы в прошедшем сезоне рассчитались до Нового года. И к лицензированию подходим без долгов. Поэтому письма не нужны. Правда, однажды пришлось немного поуговаривать игрока написать письмо о том, что клуб ему ничего не должен. Да и то потому, что футболист не местный и собирался уезжать. Это было в декабре, а я пообещал, что заплатим все в январе. И предложил написать письмо сейчас. Он не очень верил. Тогда я предложил отдать его тому, кому он доверяет. А тот в свою очередь принесет его в клуб, когда придут деньги. Парень подумал и согласился. И мы не обманули.

– Бюджет клуба на сезон-2015–1,3 миллиона долларов. Из чего он сформировался?

– В большей степени это спонсорские деньги. Бюджетная субсидия, которая нам положена, чуть больше двух миллиардов рублей. Это максимум, что нам может дать город. Самая большая статья расходов – зарплаты. Остальное – проезды, проживание, питание и иные платежи – тянут не так много.

– Почем именно эта сумма, а не больше?

– Я же наемное лицо. Мне надо обосновывать, для чего нужен каждый рубль. Так вот 20 миллиардов рублей я обосновал.

– Ну, так и объясните: хотим больше, чтобы платить хорошие зарплаты футболистам и лучше выступить.

– Не все так просто. Если руководство города какие-то суммы одобряет, то оно и помогает их искать. Поэтому мы взяли бюджет прошлого года и какие-то аспекты увеличили. В общем, все, что могли, – сделали. Получилась средняя цифра от желаемого. Да и нет гарантии, что я найду больше денег.

– Как можно спланировать спонсорскую помощь и внести ее в бюджет?

– Это не совсем планирование. Руководством просто намечен рубеж, до которого надо доработать контрактами. Если не получается, помогает горисполком. Нет, не деньгами. Экономическую составляющую предприятий там знают лучше меня. И в случае чего подскажут, к кому еще можно обратиться.

В общем, чтобы было понятно, от спонсоров надо получить 18 миллиардов. Это я могу сделать, заключив, 40 договоров, а могу и все 70.

– Сейчас белорусские клубы активно пытаются зарабатывать деньги. «Витебску» удается?

– За год выходит около двух миллиардов дохода. Как? Сдаем в аренду искусственное поле, спортивный и тренажерный залы. Это приносит примерно миллиард. Второе – рекламные контракты. Также есть лицензия на оптовую торговлю. Клубные спонсоры отпускают продукцию без наценки, а мы реализуем по рыночным ценам. Эти средства могут быть направлены на любую статью расходов. В том числе и на зарплату.

– Как относитесь к тому, что из директоров пытаются сделать бизнесменов, которые должны зарабатывать, а не управлять?

– Посыл-то хороший, но у всех же разные ситуации. Мы, например, в областном центре и у нас что-то есть на балансе. А у кого-то нет ничего, кроме комнаты в домоуправлении. Как при таком состоянии зарабатывать? А с другой стороны, если у кого-то есть гостинца или комплекс полей, то возможностей зарабатывать значительно больше, чем у нас. Вот и получается: условия разные, а результат требуют одинаковый.

– Если бы вы могли зарабатывать миллион долларов в футболе, продолжили бы вкладывать в него деньги?

– Да. Пока в другое место меня не тянет.

– Насколько следует из ваших слов, местные власти футбол очень поддерживают.

– От горисполкома полностью зависит жизнь клуба. Пока нам помогают – мы на плаву. Перестанут – будут проблемы.

– Это только подтверждает мнение, что от директора ничего не зависит. Мол, если губернатор/мэр дает добро – деньги найдутся.

– Если руководство города или области поддерживает футбол, то директору легче. Но работать надо качественно в любом случае. На практике, помощь руководителя предусматривает и повышенный спрос.

– То есть работа футбольного директора – выпрашивание денег?

– Не совсем. Обеспечение финансирования большая часть работы. Кроме этого – это управление большим коллективом работников, тренеров, спортсменов; решение различных текущих хозяйственных вопросов; работа на улучшение инфраструктуры и реализации стратегии развития клуба и многое другое.

– Вы пришли в клуб в середине 2013 года. Чем занимались до этого?

– Служил в МЧС. Последняя должность – начальник городского отдела по чрезвычайным ситуациям. Несколько лет назад вышел на пенсию и работал в горисполкоме. В 2013-м «Витебск» оказался без директора, а игроки собирались разбегаться. На работе вспомнили, что я был выпускником спортивной футбольной школы и предложили мне должность. Вначале не соглашался, но мне сделали предложение, «от которого не мог отказаться». И уж коль впрягся, надо работать, тем более я люблю футбол.

Источник: Tribuna.com

 

Пресс-служба ФК "Витебск"
При использовании материалов прямая гиперссылка на сайт обязательна


Последнее видео
Витебск -это наш город, Витебск - это наш клуб